RUS    |    ENG
   О нас    |     Спонсоры     |    Контакты
СЕЗОН 2017 НОВОСТИ МЕДИА ФОТО ВИДЕО

Добро пожаловать!


06-10-2013

Добро пожаловать на сайт команды "Вектор" из Санкт-Петербурга, Россия, выступающей в международном классе по водно-моторному спорту P-750 - Thundercat racing.

В 2012 году пилот команды Дмитрий Крылов первым из российских гонщиков принял участие в 25-ом юбилейном ежегодном супер марафоне через мыс Игольный -  The Trans Agulhas Challenge.

В ЮАР команда "Вектор" выступает под названием "Team Russia - Gemini", т.к. во время марафона основным спонсором команды является южно-африканская компания по производству спортивных катамаранов "Gemini".

Какой же увидела гонку Trans Agulhas 2012/13 команда «Вектор»?

На Чемпионате мира в Норвегии в августе 2012 года мы познакомились с пилотом из ЮАР Стефаном Линдекью (Stefan Lindeque), который предложил нам принять участие в супер марафоне через мыс Игольный — Trans Agulhas. Организаторы на 25-ый год проведения марафона решили, наконец, сделать его международным. Дима сразу же загорелся этой идеей и со словами «Не Боги горшки обжигают» принялся составлять план поездки. Мы постоянно поддерживали связь со Стефаном по электронной почте и по Skype, пытаясь понять, что нас ждет. Он в свою очередь помог снять дом, арендовать машину, нашел прицеп для лодки, встретил в аэропорту. Можно откровенно сказать, что без его поддержки мы бы не сделали и шага.

Слева направо: Дмитрий Крылов ("Вектор"); Stefan Lindeque, ЮАР (чемпион мира в классе Р750); Константин Переходюк, Калуга ("ASP-Лидер"), чемпион России в классе Р750

Мы прилетели в ЮАР 21 декабря за неделю до гонки, т. к. нужно было обустроиться, настроить лодку и мотор, потренироваться в океане, в котором никто из нас до этого на катамаране не ездил.

День после прилета потратили на получение лодки с завода. Еще дома в Питере мы договорились с компанией Gemini о спонсорской поддержке в виде бесплатно предоставленного катамарана. Надо сказать, что для компании это был довольно смелый шаг, т. к. лично с нами никто не был знаком. За год до этого мы покупали у них лодку через дилеров в России, а перед поездкой в ЮАР решили связаться напрямую и просить о поддержке нашей идеи.

 

                                       Команда "Вектор" принимает катамаран на заводе Gemini, ЮАР

Итак, лодка получена, погружена на прицеп и доставлена в гараж. Надо вешать мотор. Мотор мы покупали б\у на месте через знакомых гонщиков и брали кота в мешке за довольно приличные деньги. Нам пообещали, что после гонки его можно будет продать. Мы решили, что это неплохой вариант, позволяющий сэкономить. Но перед нами возникли некоторые проблемы. Во-первых, мотор оказался собранным на скорую руку из разных запчастей. При выходе на воду постоянно появлялись перебои в работе, что приводило к срыву тренировки и доводке мотора. Во-вторых, как оказалось, в Африке довольно часто утром со стороны океана приходит очень густой туман, при котором выход на воду чрезвычайно опасен. Поэтому с утренними тренировками тоже не получалось.

 

                                       Дмитрий Крылов и Stefan Lindeque занимаются доводкой мотора

Так прошла неделя, за которую на воду мы вышли всего два раза. Первый раз почти в темноте вечером на относительно спокойной воде, а второй раз в начинающийся шторм с приближающимся туманом.

 

                                                       Наши первые тренировки в Атлантическом океане

Но деваться было некуда — времени на тренировки не оставалось совсем. Поэтому мы приняли решение выйти на воду. На берегу были местные гонщики, заканчивавшие свою тренировку. Они предостерегли нас об опасности надвигающегося тумана и предупредили, что лучше не отплывать далеко от берега.

Волны на этот раз были довольно сильные, но в видео роликах Дима видел, как пилоты пробивают серфинговые волны, так называемые трубы, и поэтому на тренировке решил попробовать пробить такую волну сам.

 

                                                      Спортсмены ЮАР пробивают океанские волны

Первый раз нам это удалось. Но следующая волна была еще выше. Когда мы в нее вошли, огромная масса воды мгновенно смыла нас из лодки и начала крутить в подводном водовороте. Катамаран два раза перевернуло, но, к счастью, поставило на воду правильно. Мы кое-как добрались до лодки, и Дима начал прокачивать мотор от воды, чтобы его завести. Этому постоянно мешали накрывавшие нас новые волны. Борьба с океаном была явно не в нашу пользу. Примерно через полчаса мы увидели приближающегося к нам среди тумана гидроциклиста, который достал веревку и предложил нас отбуксировать на берег. Но муж попросил перевести, что «русские не сдаются» и «помощь нам не нужна». Тот удивленно улыбнулся, пожал плечами и уехал. Борьба продолжилась.

Нас потихоньку прибивало в сторону берега. Метров за 200 до берега к нам подплыл на доске серфингист и сказал, что знает, как правильно толкнуть нас на волне так, чтобы лодка сама доплыла почти до берега. Слава Богу, на этот раз Дима согласился принять помощь, т. к. я была уже близка к нервному срыву. Дима спрыгнул в воду, чтобы ему помочь. Я осталась в лодке. Когда подошла очередная прибойная волна, она подняла мужа, и он понял, что сейчас воткнется лицом в мотор, и вытянул руки вперед. В это время сёрфингист толкнул лодку, а Дима получил сильнейший удар доской в руку. Под водой сильной боли он не ощутил, но позднее руку сильно раздуло, т. к. была сломана кость кисти левой руки (об этом мы узнали только по приезду в Питер, когда сделали рентген).

Я в лодке успешно добралась до берега, где нас уже ждала полицейская машина с прицепом, которую вызвал наш новый друг Шон. Он почувствовал беду, когда понял, что мы долго не возвращаемся на берег. Вскоре все вместе мы погрузили лодку на трейлер и вернулись к месту начала нашей тренировки.

Полицейский позвал меня составлять протокол. Мы разговорились и оказалось, что еще до нашего отъезда он подходил к Диме, и предупредил его о том, что во время тумана выходить в океан опасно. В ответ он услышал фразу: «Woman speak». Дима пытался объяснить полицейскому, что он не говорит по-английски, и все переговоры надо вести с женой. Каково же было мое удивление и ужас, когда я узнала, что полицейский перевел её для себя, как «Жена заставляет».

Лично мне волны не по зубам, даже в Финском заливе. Муж меня вывез один раз попрыгать по волнам, но я начала испытывать просто дикий ужас и никакого удовольствия от этого не получила. Поэтому первоначально была идея взять местного со-пилота, тем более что ориентироваться в океане, не зная местности, почти невозможно. Но перед отъездом в ЮАР мы узнали, что принимать участие в гонке будет еще один международный экипаж из Норвегии с со-пилотом-девушкой, Ellen Mollestad, и я решила на месте попробовать свои силы. Однако после переворота на тренировке я поняла, что у меня слишком большой психологический барьер, и гонку я не потяну. Поэтому мы окончательно решили искать местного со-пилота.

Настал день отъезда. Все команды за сутки до начала марафона приезжают в Моссел Бэй (Mossel Bay) (примерно в 360 км от Кейптауна) и разбивают лагерь на большом бейсбольном поле. Кто-то ставит туристическую палатку, а некоторые команды едут с многочисленной группой техподдержки на больших трейлерах, вмещающих всё необходимое (постельные принадлежности, кухню, сварку, ремонт, запасные блоки и детали и т. д.).

   

                                                             Передвижной лагерь во время марафона

Еще день ушел на последние приготовления — покупку необходимых для гонки топливных баков, инструментов, снаряжения. Вечером мы отправились на машине с катамараном на место старта в Плеттенберг Бэй (Plettenberg Bay). Ночевали в здании пожарной бригады — помог наш новый со-пилот из южно-африканского спецназа. Для отряда местного спецназа марафон Trans Agulhas является одним из этапов их подготовки.

                                          Со-пилот российской команды Lenni Ningui, спецназ ЮАР

День 1. Рано утром 28 декабря все команды с катамаранами собрались на пляже в Плеттенберг Бэй. В 7.30 брифинг пилотов с обязательной молитвой, в 8.00 старт — и так все пять дней гонки.

   

       Брифинг перед стартом.                              Линия старта.                                            Начало гонки.

Первый день один из самых сложных. Команды проходят расстояние 188,5 км, совершая 9 промежуточных остановок с одной дозаправкой. О доставке топлива на пит-стоп с дозаправкой мы заранее договаривались с командой поддержки экипажа Стефана. Обычно команда поддержки на берегу включает в себя несколько человек, у каждого есть своя определенная задача — кто-то собирает лагерь для переезда на новое место, кто-то отвечает за еду, кто-то перевозит прицеп для катамарана, а кто-то мчится на место дозаправки с полными баками бензина. Счет в марафоне идет на минуты. Бывали случаи, когда команда проигрывала из-за того, что топливо не было доставлено вовремя по какой-либо причине.

У нас группа поддержки состояла из меня и нашего 4х-летнего сына, который ездит с нами практически на все гонки. Я помогала мужу утром выгружать катамаран на воду, переводила брифинг, помогала команде прояснить все вопросы, возникающие между пилотом и со-пилотом, т. к. в мое отсутствие они могли общаться только жестами. Потом возвращалась в лагерь, чтобы собрать вещи и палатку, затем ехала следом за кем-то из местных на новое место стоянки. После гонки мы грузили катамаран на прицеп и ехали на ночевку в новый лагерь. И так каждый день.

В первый день «российская команда» - пилот Дмитрий Крылов и со-пилот Lenny Ningui проехали три пит-стопа и их постигла крупная неудача: они перевернулись. Подобный переворот для катамаранщиков не редкость, и пока все обходилось без особых травм. Во время переворота через правую сторону Дима выпал очень близко от лодки, и ударом мотора с закрепленными на крышке видео камерами GoPro ему сломало два ребра. Камеры GoPro оторвало, и они по сей день снимают кино в Индийском океане. После переворота команда пыталась завести мотор, но безрезультатно. На берег катамаран притащил катер морского спецназа, патрулировавший гонку.

                                                                           Морской спецназ ЮАР

Правила марафона таковы, что можно не доехать до финиша на каком-либо этапе один раз — это прощается. Второй раз такую ошибку уже совершить нельзя. Неминуемо следует дисквалификация. Итак, одна жизнь у команды была уже потеряна. Больше ошибаться было нельзя.

Вторая обязательная часть каждого дня гонки — соревнования на прибойной волне — гонка Сёрф. Эта гонка проводится специально для многочисленных зрителей на берегу в качестве рекламы спонсоров, ежегодно помогающих командам принять участие в этом марафоне. Зрителей собирается большое количество, т. к. марафон проводится во время рождественских и новогодних каникул. Для команды из России Серф в первый день марафона не состоялся.

Вечер был проведен в лагере за починкой мотора.

                                                Результат попытки запуска мотора после переворота.

День 2. 29 декабря старт гонки в Моссел Бэй. Сегодня самый короткий этап — всего 86 километров, 2 пит-стопа без дозаправки. Финиш в Стилбай (Stilbaai).

Подъем в 5 утра. Сломаные в первый день гонки ребра и опухшая от полученного еще на тренировке перелома рука дали о себе знать. Больше всего мучили сломаные ребра, из-за которых не то что шевелиться, больно было дышать.

Я пыталась уговорить Диму обратиться к врачу. Но для него проделать такой долгий путь, принять участие в этом легендарном марафоне и вдруг сняться после первого дня было невозможно. Каждое утро поднимать мужа с надувного матраса приходилось за шею резким рывком вперед, потому что по-другому ему было просто не подняться. Пригодилось сильное обезболивающее, которое мы привезли с собой. Оставшиеся четыре дня гонки каждый день перед стартом я со слезами на глазах делала ему укол, а дальше в марафоне среди океанских волн было уже не до боли.

Второй день марафона был относительно удачным. Команда уложилась в зачетное время и приняла участие в гонке Сёрф на прибойной волне. Так как никаких поломок не было, то вечер прошел спокойно за ужином в лагере у наших новых друзей.

   

                                                                  Российская команда во время маршрута.

День 3. 30 декабря старт в Стилбай (Stilbaai), финиш в Струсбай (Struisbaai). Команде предстоит проехать 161 км и сделать 2 пит-стопа с дозаправкой.

Сегодня команды проезжают одно из самых опасных мест в мировом океане — мыс Игольный (Cape Agulhas). Здесь встречаются два океана — теплый Индийский и холодный Атлантический, поэтому обстановка на воде непредсказуемая. Этот отрезок марафона изобилует подводными рифами, из-за которых в некоторых местах нельзя близко подходить к берегу.

 

                                                              Мыс Игольный, ЮАР. Место встречи двух океанов.

Российская команда во время гонки налетела на рифы, в результате чего было сломано перо, погнуты лопасти винта и вал редуктора. Лодка крайне плохо управлялась. Несмотря на это, команда финишировала, уложившись в зачетное время, но в Сёрфе участие не приняла. Дальше на таком моторе ехать было нельзя. Требовалась замена редуктора. Запасной редуктор мы оставили в съемном доме вблизи Кейптауна, до которого было примерно 300 км. Дима принял решение ехать туда и привезти необходимую деталь. Дело было сделано. Вернулся он ближе к полуночи. Во время установки нового редуктора выяснилось, что он неисправен. На этот раз помог директор компании GeminiHenning Blaauw. Он помог найти запасной редуктор в лагере у местных гонщиков, и мы снова были во все оружие.

Третий день считается самым трудным и переломным с психологической и физической точек зрения — сил продолжать гонку почти уже нет, но необходимо терпеть, чтобы доехать до финиша.

День 4. 31 декабря: в России готовятся к встрече Нового года, а команды продолжают гонку, и сегодня им предстоит преодолеть расстояние 133 км и сделать 4 пит-стопа с одной дозаправкой. Финиш в старой гавани г. Эрманус (Hermanus).

                                                                    Старая гавань города Эрманус.

Утро прошло как обычно в быстрых сборах и старте команд с пляжа в Струсбай (Struisbaai). Погода заметно ухудшилась, похолодало, небо заволокли облака, подул сильный ветер. На долю российской команды выпали новые испытания. В самом начале гонки лопнули сварные швы на креплении румпеля, пришлось прикрутить его резинкой, чтобы он не отвалился окончательно. Затем лодка в очередной раз налетела на рифы — в результате было разбито крыло катамарана и сломано перо редуктора.

   

Вечером предстояли большие ремонтные работы перед стартом последнего дня марафона. Румпель приварили прямо в лагере — благо у одной из команд аргоновая сварка была с собой в трейлере. Нашли у местных гонщиков и новый редуктор. Команда техподдержки фирмы Gemini отремонтировали пробитое крыло.

Четвертый день марафона имеет еще одну особенность — ночную гонку. Гонка короткая, около 30 км, но опасная, т. к. проходит в темной южной ночи. В качестве средств безопасности команды должны иметь специальные огни, которые крепятся на шлем и служат для предотвращения возможных столкновений и наездов. В виду своей исключительной опасности иногда этап отменяется в связи с плохими погодными условиями, что и произошло в этот раз: штормовой ветер и 100% облачность были тому причиной. Это известие нас обрадовало, потому что мы не успели бы починить все поломки до старта ночной гонки.

Новогоднюю ночь мы провели в гостинице с горячим душем и широкими мягкими кроватями, что после палаточного лагеря казалось нам блаженством. Встречали русский Новый год за столом в ресторане, а южно-африканский Новый год встречать сил уже не было, т. к. разница во времени между Питером и Кейптауном два часа.

День 5. Заключительный день марафона. 1 января в честь Нового года организаторы сделали подарок — перенесли старт гонки на час позже, т. е. не в 8, а в 9 утра. Старт в г. Эрманус (Hermanus), финиш в Странде (Strand). 131 км, 6 пит-стопов с дозаправкой.

                                     1 января. Российские Деды Морозы на брифинге перед стартом.

Начало пятого дня марафона выдалось для Димы на удивление легким. Он, наконец, стал привыкать к волнам, адаптировался к трудностям. У него открылось второе дыхание, он нашел для себя очень удобную позицию в лодке, что позволило заметно прибавить скорость. На протяжении трассы было четыре очень острых момента, когда катамаран чуть не перевернулся. Но в общем всё складывалось нормально. Команда прошла все пит-стопы, включая замену топлива.

И вот они поменяли баки. Дима понял по запискам, приклеенным на крыло лодки со-пилотом, что им остается пройти последний отрезок без пит-стопов около 40 км и финиш.

Преодолев прибойные волны и выйдя из бухты, где команда меняла топливо, они приняли правее вдоль берега. Дима понял, что со-пилот сомневается в дальнейшем маршруте. И тут они увидели стоящую красную лодку c номером 303. Они подъехали к ним посовещаться. Со-пилот нашей команды разговаривал с экипажем 303 по-английски. Из их разговоров стало понятно, что они обсуждают дальнейший маршрут. Со-пилот посмотрел в карту, приклеенную на крыле, и, осмотрев залив, увидел на противоположной стороне очертания какой-то горы. Он утвердительно показал рукой, что необходимо двигаться туда. Обсудив это с ребятами, они с ним согласились, и оба катамарана двинулись пересекать этот залив по направлению к горе. Тогда еще никто не знал, что это Кейп Поинт, и им туда не надо.

                                      Кейп Поинт. Одно из самых опасных мест на побережье ЮАР.

В заливе был сильнейший ветер с очень большими волнами, каких еще не было на протяжении всей гонки. Примерно в середине залива Диму стало подташнивать и в конце концов вырвало прямо на ходу. Но он продолжал движение, заметно снизив скорость. Таким образом ребята из лодки 303 оторвались от нашей команды и потерялись из вида. Когда, наконец, российский экипаж приблизился к подножию горы, то правее среди зарослей морских водорослей они увидели красную лодку. Очень сильные волны с ветром наваливались на катамаран по диагонали слева, и приходилось постоянно от них уворачиваться. Поэтому нельзя было с уверенностью сказать, сидели ребята внутри лодки, или она была перевернута. Дима видел, что два силуэта в лодке мелькали среди волн. Он подумал, что они обсуждают маршрут. Со-пилот показал Диме жестом, что они перевернулись и сказал «flip» (переворот). Все пилоты прекрасно подготовлены к переворотам. Все сами переворачивают свои катамараны, конечно, если люди не травмированы. Если бы команда знала, что двигается в неправильном направлении, они бы к ним подъехали. Но Дима до последнего верил, что они продолжают этап. В таких условиях было трудно определить, сколько километров уже пройдено.

Вода становилась все холоднее и холоднее. Экипаж продирался сквозь заросли морских водорослей. Иногда между волн приходилось включать заднюю передачу, чтобы избавить винт от намотавшихся водорослей. Из-за этого катамаран терял скорость, и впоследствии приходилось удирать от набегающей волны, снова застревая в водорослях. Самый лучший способ проходить такие места — на гребне волн, но это не всегда удается.

                          Российская команда продирается через заросли морских водорослей.

В этом месте команда встретила больше всего спинных плавников акул, стаи уток и множество тюленей.

Экипаж непрерывно обливало водой, которая была настолько холодной, что казалось оставляет ожоги на коже, как это бывает от прикосновения искусственного льда. Мышцы сковывало, пилоты цепенели от охлаждения. Мысль была только одна — продолжать двигаться вперед: рано или поздно это должно закончиться. Но Дима понимал, что в любой момент может кончиться топливо, так как казалось, что они едут бесконечно долго. Дима все больше сомневался, что они двигаются в правильном направлении. Он знал, что главный ориентир на финише — высокое голубое здание. Но ничего подобного здесь не было. Оставалось только продолжать двигаться до последнего.

В конце концов понемножку начали стихать волны, вода и воздух становились теплее. Дима увидел на берегу высокие городские здания, но среди них не было голубого. Навстречу появилась яхта. Со-пилот спросил у капитана, где они, и тот ответил, что в Кейптауне. Посмотрев наверх, они увидели гору Table Mountain. Стало окончательно понятно, что для экипажа гонка проиграна. Теперь самое важное, пока работает двигатель, найти слип. Так они оказались возле слипа яхт-клуба Ocean Yacht Club.

                                                  Кейптаун. Столовая гора - Table Mountain.

Тем временем мы с сыном ожидали прибытия нашей команды на финише в г. Странд. Мне передали, что команда отметилась на последнем пит-стопе, они идут в первой тройке, и примерно через полчаса мы сможем поздравить их с окончанием этого труднейшего испытания. И вдруг меня вызвали в судейскую, где сообщили, что команда исчезла и вместе с ней еще один экипаж. Их не могут найти, и сейчас начнется спасательная операция с подключением вертолета для осмотра территории. В океане могло случиться все, что угодно. Может они налетели на рифы, перевернулись, оказавшись в воде встретились с акулами? Эти мысли кипели у меня в голове, особенно, когда команда спасателей попросили меня вспомнить, во что был одет муж и его со-пилот, какого цвета была лодка, днище, пайолы, есть ли у мужа особые приметы. Эти вопросы довели меня почти до истерики. Операция по поиску продолжалась около двух часов. Уже нашелся второй потерявшийся экипаж, который эвакуировали с очень сильным переохлаждением, а о наших ничего не было слышно. Сотовый телефон Димы не отвечал. Наконец, когда я уже практически была на грани отчаяния, раздался звонок на телефон — светился номер Димы! Оказалось, что они сбились с пути и уехали за 80 км от места финиша, очутившись в Кейптауне, где пришвартовались в одном из яхт-клубов.

                                 - - - -    маршрут марафона
                                 ------    путь российской команды

Ребята очень сильно замерзли и просили поскорее приехать за ними. Со-пилот объяснил, где они находятся. Я попросила организаторов отменить спасательную операцию, и в сопровождении команды Gemini мы с сыном отправились в Кейптаун.

Что еще можно добавить в конце этого длинного рассказа?

Во-первых, некоторые местные пилоты используют специальные рюкзаки с энергетическими напитками и трубочкой, выводящейся под шлем. Это помогает восстанавливать силы и спасает от возможного обезвоживания. Мы этого не знали. На протяжении всех этапов Диму мучила жажда от палящего солнца, а во рту не пропадал вкус горечи от соленой воды.

Также не нужно забывать о нашем 4-х летнем сыне, который прошел вместе с нами все испытания, начиная от ранних подъемов, заканчивая долгими переездами и большими перерывами в еде. Весь день он был рядом со мной либо на пляже, где ждал, когда приедет папа, либо в лагере на бейсбольных полях, играя с местными детьми. Ведь как известно, у детей нет преград в общении, независимо от национальности и языковой принадлежности.

 

Муж до сих пор благодарит меня за помощь, говорит, что без моей поддержки он бы этого не выдержал, а без знания английского языка не реально даже выйти на старт.

Спасибо всем, кто дочитал эту историю до конца :) нам очень важно было поделиться этим с Вами.

Видео репортаж телевидения ЮАР о супер марафоне на русском языке можно посмотреть здесь. Фоторепортаж здесь. А также небольшой видеоролик от нашей команды.

В настоящее время команда активно готовится к поездке на 26-ой супер марафон через мыс Игольный — Trans Agulhas, который будет проводится с 28 декабря 2013 г. до 1 января 2014 г.

Надеемся на Вашу поддержку! Жми сюда...

 





Copyright © 2013 http://www.vectorteam.ru "Команда Вектор".
Все права защищены. Полное или частичное копирование материалов запрещено